замена колодок фольксваген джетта проходит профессионально

Сергей Погоpельский

Русские и евpеи: шанс диалога

 

 

 

1. Без антисемитизма и юдофилии

 

Бурная кампания против "русского антисемитизма" имела полезную сторону: она узаконила открытое обсуждение еврейского вопроса. Этой возможностью мы обязаны воспользоваться в попытке сохранить хотя бы хрупкое спокойствие на этом участке фронта в России.

Подходить к вопросу приходится осторожно - табу, наверное, снято не для всех. Где получить лицензию, неизвестно. Даже мыслитель такой величины, как Л.П.Карсавин, написавший в 1927 г. работу "Россия и евреи", начал ее с такого замечания: "Довольно затруднительно упомянуть в заглавии о евреях и не встретиться с обвинением в антисемитизме".

Да что Карсавин. Виднейший деятель сионизма В.Е.Жаботинский заметил в 1909 г.: "Можно попасть в антисемиты за одно слово "еврей" или за самый невинный отзыв о еврейских особенностях... Евреев превратили в какое-то запретное табу, на которое даже самой безобидной критики нельзя навести, и от этого обычая теряют больше всего именно евреи, потому что, в конце концов, создается такое впечатление, будто и само имя "еврей" есть непечатное слово".

Почему я, по размышлении, принялся за эту тему? Потому, что не упорядочив наши мысли в этом вопросе, мы так и будем тыкаться, как слепые щенята, в углы экономики и политики. Вместо выхода из кризиса по тому узкому коридору, что нам остался, мы будем пребывать в беспорядочном броуновском движении. Что толку спорить о том, надо или не надо тратить все с кровью собранные деньги на спасение банковской системы, если забывается, что это - еврейский вопрос? Об этом заявили сами "олигархи".

Почему я посчитал, что, взявшись за эту тему, я смогу протянуть ниточку хотя бы неявного диалога с евреями? Потому, что после долгого копания в самом себе я пришел к выводу, что я - не антисемит. Иначе бы не взялся. Конечно, никто не даст мне справки с печатью, и я объясню мой вывод.

Я не потому не антисемит, что имею друзей-евреев и люблю их. Это к делу не относится никак. Можно быть отъявленным расистом и влюбиться в мулатку. Да у меня, похоже, и нет уже друзей-евреев, я с ними разошелся в октябре 1993 г. А когда я с ними дружил, то любил их за их ум и нрав, а вовсе не за особые еврейские черты. Критерий "дружить с евреем" или "влюбиться в мулатку" верен для больших чисел, и по этому критерию русские - не антисемиты, это факт. Но я говорю о себе лично, и социология тут бессильна.

Наоборот, глупо считать антисемитом того, кто не любит особые еврейские черты и привычки, кому противна фаршированная щука. Это - обычная "неприязнь к иному", обычный этноцентризм, который необходим для сохранения народов. Не будь этой подсознательной неприязни и отчужденности, все народы и культуры слились бы в один муравейник, все бы мы стали "приятно смуглявыми", и человечество угасло бы, потеряв разнообразие.

Так почему же я - не антисемит? Потому что, по мне, евреи - один из важных и необходимых корней России. И я не желаю, чтобы он засох из-за манипуляций Гусинского. Русский ум и взгляд - неповторимый плод культуры. Он возник и окреп в непрерывном диалоге и борьбе с еврейским умом и взглядом.

А.Межиров, "из еврейства", так сказал о наших двух народах:

Они всегда, как в зеркале, друг в друге

Отражены. И друг от друга прочь

Бегут. И возвращаются в испуге,

Которого не в силах превозмочь.

Единые и в святости, и в свинстве

Не могут друг без друга там и тут

И в непреодолимом двуединстве

Друг друга прославляют и клянут.

Об этом двуединстве много думал В.В.Розанов, который самых рьяных "охотников на антисемитов" приводит в замешательство - то ли он юдофоб, то ли юдофил. Это, кстати, очень примечательно: как раз о выразителях сокровенных глубин русского духа евреи затрудняются сказать - антисемит или юдофил. Вот что пишется, например, в издаваемой в Израиле "Краткой еврейской энциклопедии" о Достоевском: "Глубокие противоречия, свойств. мировоззрению Д., приводили его одновременно и к слепой ненависти к евреям и к глубоким прозрениям, создавая в его уме образ еврейства, в к-ром карикатурные искажения сочетаются с глубоким пониманием экзистенциальных особенностей еврейского народа и его истории".

В.В.Розанов не исходил ни из какой установки, он просто писал о том, что видел - без антисемитизма и юдофилии. И он, между прочим, написал, выделив курсивом: "Я за всю жизнь никогда не видел еврея, посмеявшегося над пьяным или над ленивым русским. Это что-нибудь да значит среди оглушительного хохота самих русских над своими пороками". Конечно, В.В.Розанов не был на концеpтах Хазанова и не видел евреев новой формации, конца ХХ века, на вершине их власти в России. Но власть - дело временное, и она лишь прикрывает то, о чем говорил В.В.Розанов. Впрочем, раз прикрывает, об этом можно пока и не говорить (но иметь в виду). Есть другие, явные вещи.

Кафка в одной из своих талмудических притч сказал: "Из настоящего противника в тебя вливается безграничное мужество". Русский дух всегда имел рядом, в рукопашной, как раз такого противника с равноценным мессианским накалом, русский дух "отталкивался" от иудейства. Иудей - это не добродушный немец с пивной кружкой. О немце не напишешь "Слово о Законе и Благодати".

За последние сто лет еврейский ум - важная часть культуры России, он соединен с русским умом по принципу дополнительности, как в симбиозе, а не в паразитизме. Вот случай из моей жизни. В 1968 г. решил я в глупой самоуверенности, что через исследование науки можно улучшить дело в науке советской - и ушел из моей любимой химии в науковедение. А в 70-е годы возник такой же глупый всеобщий энтузиазм в виде НОТ. И приходит ко мне старый еврей из большого отраслевого НИИ - зав. отделом НОТ. Он читал мои работы и позвал меня обследовать его НИИ. Я увлекся, составил программу, были в ней даже находки. Стали думать, как организовать работу, я сделал план, он согласился. Надо идти к директору НИИ, утверждать. Я, говорю, изложу ему план, а вы поддержите. Он замахал на меня руками: что вы, что вы, сидите уж и молчите.

Приходим к директору - нормальный мужик, программу одобрил. Стал ему мой покровитель излагать план действий, и я с ужасом слышу, что он порет дикую чушь, какой-то глупейший бред - от нашего имени. Поморщился директор, как от зубной боли, и говорит: "Вы, Исаак Соломонович, опытный работник, а такие глупости говорите. А дело-то несложное. Вот так надо делать," - и он изложил в точности наш план. Исаак Соломонович заюлил: "Простите, Павел Васильевич, не додумали мы. Ведь верно, верно вы предложили, так мы и сделаем". Муторно мне было и жалко директора, но старик мне сказал: "Надо думать о деле, а не о престиже. Предложи мы нормальный план - любой директор его бы исковеркал".

Возможно, православный человек скажет, что лучше вообще не делать никакого дела, чем пользоваться такими методами. Так-то так, но все же иногда и дело делать надо. Научиться методам Исаака Соломоновича я не смог и не смогу - а в паре мог бы работать, пока милый мой Павел Васильевич, умный мужик и толковый химик-полимерщик, остается самодуром. А может ли он не быть самодуром? Ответ не очевиден.

Где ни копнешь, близ Павла Васильевича есть такой толковый Исаак Соломонович со своим складом ума. Так что дело не только в Канторовиче и Шостаковиче, но и в армии таких безвестных тружеников. В годы перестройки я по службе имел дело с одним криминалистом, он прошел от рядового оперативника до крупного специалиста по организованной преступности. Каждая мало-мальски солидная банда - рассказывал он - имеет консультанта-еврея. Хоть какого-нибудь пенсионера, плановика или бухгалтера. Любое дело обсуждают с ним, слушают уважительно. Он советует скромно, сослагательно: "Не знаю, не знаю. Я бы сделал вот так...".

И не только эта гибкость еврейского ума нужна как особая нить в ткани российской рациональности. Нужна и ее оборотная сторона - логическая жесткость. Талант русского ума поражает и восхищает, но когда речь идет о деле среднего размера, руки от этого таланта опускаются. Только о деле заговоришь, русский ум взмывает ввысь, из среднего дела выклевывается фундаментальное умозаключение, в котором подспудно есть и этика, и красота, и мистика. Когда рядом есть еврей, он загоняет это парение в рамки дисциплины. Он надсмотрщик логики. Неприятно, но необходимо.

Думаю, позволительно вспомнить Ницше. Он, правда, недолюбливал евреев, да зато они его любят, так что цитировать его можно. Ницше, говоря о роли евреев в культуре Запада, объясняет, почему ученые, вышедшие из семьи протестантских священников и учителей, в своем мышлении не доходили до полного рационализма: "Они основательно привыкли к тому, что им верят, - у их отцов это было "ремеслом"! Еврей, напротив, сообразно кругу занятий и прошлому своего народа как раз меньше всего привык к тому, чтобы ему верили: взгляните с этой точки зрения на еврейских ученых - они все возлагают большие надежды на логику, стало быть, на принуждение к согласию посредством доводов; они знают, что с нею они должны победить даже там, где против них налицо расовая и классовая ненависть, где им неохотно верят. Ведь нет ничего демократичнее логики: для нее все на одно лицо, и даже кривые носы она принимает за прямые".

Конечно, и еврейство не приобрело бы его нынешней силы, если бы не росло, "обнявшись с русскими".

` Еврейский ум на русской почве

обрел подобие души

Ведь не дряблым потомкам французских рантье, растворившимся в гражданском обществе, было дано создать государство Израиль. Это делали выросшие на державности, на духовном хлебе России Моше Даян и Голда Меир. Именно истощения связи с Россией и боятся сионисты того поколения:

Потомок богоизбранных евреев.

Питомец я России мессианской

Впрочем, признавать это или нет - дело самих евреев, а мы поговорим о себе. Иметь дело с "настоящим противником" непросто и опасно. Если зазеваешься, он может тебя и придушить. Вопрос в том, настолько ли ты ослаб, чтобы желать "освободиться" от противника. Иными словами, сегодня антисемит тот, кто желал бы полного Исхода евреев из России, именно "чтобы и духу их здесь не было" - как молили об Исходе египтяне, радуясь даже тому, что евреи их при этом обобрали. Я этого не желаю, особенно чтобы обобрали. Я именно хочу, чтобы еврейский дух и ум были в России, продолжали со мной и диалог, и борьбу.

Я не считаю, что мы сегодня настолько ослабли, что при этом диалоге и борьбе не выживем, что мы нуждаемся в стерильных условиях. Не говоря уж о том, что надежды устроить такие стерильные условия через исход евреев - иллюзия. Какая разница, управляют ли Гусинский НТВ, а Сорос финансовыми спекуляциями из своих московских квартир или из Парижа? Но даже не в этой "технической" проблеме дело. Главное - понять, почему же в России нет антисемитизма. А его нет, как ни старайся.

Русские голосуют за еврея Жириновского и еврея Явлинского, а докажи кто-нибудь, что и Лужков еврей - все равно будут за него голосовать. Они радостно хохочут самым диким антирусским шуткам Хазанова: "Во дает!". У Хазанова уже глаза страдающие - ничем не может русских разозлить, ведь это драма для артиста. Да что говорить, русские всего лишь вежливо, но равнодушно выслушивают жалобы наших любимых писателей на русофобию еврейских борзописцев. "Спор о Сионе" и дочитать никто до конца не может, а если и дочитает, то через неделю все забудет - не трогает, все это и так знают. И ведь нет тут никакой апатии, никакой бесчувственности.

Напротив, комментарии, которые слышишь на улице, в очереди, в электричке, удивительно практичны и рассудительны. О телевидении скажут: "Что-то евреи распоясались, совсем чувство меры потеряли". Во время кампании против А.М.Макашова - еще глубокомысленнее: "Чего это они так развопились? Видно, где-то им на хвост наступили". И во всем этом - никакого антисемитизма (может быть, лишь грубость - в зависимости от состава собеседников). Никакого желания "изжить евреев". Только "окоротить" их, если "чувство меры потеряли".

Что за этим стоит? Видимо, неосознанное чувство, что евреи - это порождение самой России. Ее не всегда приятный, но неизбежный и необходимый продукт. Избавиться от него нельзя, да этого глупо и желать. Уедут, допустим, все евреи - завтра они сами зародятся в России, как перешла в иудаизм какая-то деревня в Воронежской области или как русский философ В.С.Соловьев (почти перешел). Таков уж артистизм русских - что где увидят, все у себя порождают, да еще в преувеличенном виде. Так входят в роль, что переплюнут образец.

Кроме того, Россия - сложная и целостная цивилизация, которая последние два века росла, своими силами покрывая все социальные функции. Раз евреи встроились в эту сложную систему, устранить их уже невозможно. Тут можно привести аналогию с муравьями. В каждом муравейнике в строго заданной пропорции разделяются рабочие и боевые муравьи, у них разные повадки и даже строение тела. Если выловить всех муравьев одного сословия, то через какое-то время оно вновь появляется и достигает той же заданной пропорции.

Евреи и стали в России подобием "сословия", так что когда кто-то мечтает "окоротить" их, речь идет вовсе не о национальном противоречии. Сами же евреи любят говорить о себе, как о "дрожжах". Пусть так, дрожжи нужны. Но ведь нельзя же допускать, чтобы тесто перекисло. Так что антисемитизм - тупиковый путь. Стремиться надо к "экологическому равновесию".

 

2. Единство и разделение Израиля

 

Я, кроме того, знаю, что "противник" не монолитен, и та его часть, что желает или допускает из корысти удушения России - малая часть евреев. Малая, хотя и влиятельная. Антисемит, который превращает евреев в монолит, есть искренний и бесплатный помощник "душителей". Вспомню В.В.Розанова, который в момент революции так сказал о внутреннем разделении евреев: "Я хочу указать ту простую вещь, что если магнаты еврейства, может быть, и думают "в целом руководить потом Россией", то есть бедные жидки, которые и соотечественникам не уступят русского мужика (идеализированного) и ремесленника и вообще (тоже идеализированного) сироту". Так что есть магнаты еврейства - и есть советские "бедные жидки", которые даже своим магнатам нас не уступят (хотя их, конечно, поубавилось со времен Розанова). И разговаривать надо и с теми, и с другими.

Тут, кстати, встает трудная задача - как же назвать это влиятельное меньшинство в еврействе, этих "магнатов"? Как же подчеркнуть при этом, что речь не идет о евреях как народе? Каждая такая попытка вызывает шумную кампанию политиканов - как и сегодня. Ее пугается не только обыватель, но и "системная оппозиция". Она наперебой объясняет всем раввинам и послам, что "осудила высказывания Макашова", косвенно признавая тем самым, что эти высказывания содержат антисемитизм. Но ведь это неверно. А.М.Макашов употребил грубое слово "жиды" именно с целью отделить это меньшинство от евреев как народа. Стыдно должно быть тем образованным политикам и их прислужникам, которые делают вид, будто этого не понимают.

Отвлекусь немного на этот инцидент, пусть это и побочный вопрос. А.М.Макашов, хотя и говорил импульсивно, очень четко очертил объект - именно потому, что он в своем типично советском взгляде чужд антисемитизма. Во-первых, он предупредил, что говорит о "жидах", о меньшинстве "магнатов-душителей" - добавив: "а настоящие евреи с нами". Да и само понятие "жид" имеет у А.М.Макашова социальную, а не национальную окраску (можно говорить лишь о национальном оттенке - ввиду этнического состава нынешних "магнатов). Он говорит: "Основные богатства, созданные трудом всего населения СССР, перетекли в руки жидов-кровососов, из которых четыре пятых - евреи по национальности".

Во-вторых, в словах А.М.Макашова не было никакой агрессии даже по отношению к "жидам". Он лишь предупредил, что если его и его соратников будут убивать (как Рохлина), то они "утянут с собой в могилу" с десяток этих "жидов". По списку, значит, очень немного, "око за око". Тут и речи нет о том, чтобы идти "бить жидов". Неужели и "убивающего меня" нельзя пальцем тронуть, если он с высокой вероятностью может оказаться евреем?

Наконец, в сумбурной перепалке с провокатором Лобковым (надеюсь, что каждый логически мыслящий человек признает, что Лобков вел себя как хладнокровный и злорадствующий провокатор) А.М.Макашов выразил важную установку. Узнав, что Лобков - русский, он сказал, что бессовестный русский, конечно, хуже честного еврея. Значит, ни в высказываниях (ни, полагаю, в мыслях) А.М.Макашова нет и намека на антисемитизм и "расизм" - на утверждение генетического превосходства одной нации над другой. Критерием оценки для А.М.Макашова является не национальность, а совесть: честный еврей лучше нечестного русского.

Сравните это, например, с таким афоризмом Арона Гуревича, который в западной прессе отрекомендован как "известный на Западе историк, член Академии наук": "в глубине души каждого русского пульсирует ментальность раба". Этот афоризм приводит, как авторитетную оценку, виднейший испанский поэт Хосе Агустин Гойтисоло. Арона Гуревича я не читал, но он почему-то считается на Западе главным знатоком истории России - на него ссылаются в своих монографиях самые уважаемые историки. В его афоризме как раз содержится чистый расизм, поскольку отрицательная черта ("ментальность раба") приписывается каждому русскому, как некоторое биологически присущее всем русским качество.

Я не для того это привел, чтобы огрызнуться: мол, "сами вы русофобы". Из сравнения, думаю, видно, что взгляды А.М.Макашова и А.Гуревича структурно различны. Те, кто замазывает это различие - или извиняясь за А.М.Макашова, или "защищая" его контратакой на русофобию, объективно помогают Киселеву с Доренко.

Вообще, сама возможность устроить шумную кампанию по поводу слова "жид" говорит о прискорбном снижении уровня общественного сознания. Как легко стало подменять важную суть самыми ничтожными мелочами. Ну какое вообще отношение имеет слово "жид" к национализму или расизму? Сами же евреи, ругаясь, обзывают друг друга жидами - они что, антисемиты? Как не стыдно интеллигенции клевать на такую жеваную приманку?

Во дворе большого дома, где я жил в детстве, верховодил еврей по фамилии Брик. Он жил в полуподвале, бросил школу и промышлял мотоциклами, был не вполне законопослушен. Нисколько не скрывая и не стесняясь своего еврейства, он врос в русскую хулиганскую среду. Я с ним общался - двор есть двор, к тому же я с детства увлекался мотоциклом. В нашем доме жил известный медик, родственник С.Я.Маршака. Его арестовали по "делу врачей". Потом он появился и как-то шел мимо нас к подъезду. Брик спросил его: "Что, жид, отпустили?". Тот пристально посмотрел на хулигана, ничего не сказал и прошел в подъезд.

Мне было противно, и я спросил: "Брик, почему ты его обозвал? Ведь ты сам еврей". Он выругался и сказал, что одно дело "жиды", а другое "евреи". Тогда я ничего не понял, подумал, что в Брике просто говорит злость человека из полуподвала. Сейчас, уже по нынешним книгам я вижу, что довольно темное "дело врачей" было использовано в еврейской среде для создания сильнейшего психоза (М.Гефтер даже сегодня считает то дело "пороговым" явлением). Судя по поведению Брика, "еврея из низов", далеко не все евреи были довольны этими действиями своих "верхов".

Конечно, евреи сейчас не видят для себя никакой реальной опасности, защитой от которой могла бы быть солидарность с русскими, но ведь плевать в колодец, из которого ты пил еще вчера - свинство. А свинство рано или поздно выходит боком. Старые евреи, помнящие войну и немцев, могут представить в своем воображении такую сцену: они убегают от немцев и стучатся в окна чужих домов с просьбой спасти их. Из одного окна выглядывает грубиян Макашов, из другого - сладкоречивый антикоммунист Сванидзе. Как ни крути, а всем ясно, что Макашов спрячет "жида" в своем погребе и, если не повезет, пойдет за него на виселицу. А Сванидзе - целуя еврея и обливаясь слезами - сдаст его в комендатуру (именно такой образ Сванидзе сам себе выстроил на телеэкране).

Вот я и хочу обратиться к тому большинству и еврейских, и русских интеллигентов, которые, тайком ненавидя и боясь "магнатов еврейства" и их лобковых, вдруг оказались вместе с ними, возмутившись словом "жид" у А.М.Макашова. Что же их возмутило? Что не сумел А.М.Макашов ловко и ни для кого не обидно решить проблему различения "магнатов" и остальных евреев? Но разве эта проблема проста?

Здесь я тоже прибегну к сравнению. В издательстве "Наука", самом нашем академическом, вышла в 1994 г. книга "Русская идея и евреи: роковой спор". На обложке подзаголовок: "Христианство - антисемитизм - национализм". То есть, авторы ставят вопрос фундаментально, дальше некуда. Первый раздел называется "Религиозная судьба России и Израиль" (под Израилем понимается не государство, а еврейство вообще). В этом разделе в качестве духовного противника антисемитизма выступает протоирей Сергий Булгаков, здесь напечатан его труд "Гонения на Израиль (Догматический очерк)", написанный в 1942 г.

Составители этой книги - самые радикальные и непримиримые противники "красно-коричневых", сатанизирующие их примерно так же, как западная пресса сатанизировала сербов во время войны в Боснии. Достаточно сказать, что они всецело на стороне тех, кто расстрелял из танков парламент в 1993 г. А те, кто погибал от танковых снарядов ("сторонники путча октября 1993 г."), для них просто вне закона и морали. То есть, их признание о. Сергия Булгакова противником антисемитизма есть оценка высшая, непререкаемая. Засвидетельствовать почтение к Булгакову приходит на посвященные ему конференции даже очень авторитетный среди еврейской интеллигенции Е.З.Майминас.

С.Булгаков, великий русский мыслитель, конечно же, выше антисемитизма. Но он же жил не в вакууме! Как же он решил ту проблему, что встала перед А.М.Макашовым - с вершины своего знания и своей мудрости, признанных еврейской элитой?

Как он ее решил, видно из его воспоминаний о февральской революции: "Я... знал сердцем, как там, в центре революции, ненавидели именно Царя, как там хотели не конституции, а именно свержения Царя, какие жиды там давали направление". Слово "жиды" выделено самим С.Н.Булгаковым, его он употребляет не раз.

Составители книги "Русская идея и евреи" говорят о русских и о Православии как победители, наступившие на грудь лежащему врагу. Возможно, это объясняет ту смелость, с которой они опубликовали труд С.Н.Булгакова. Дело в том, что С.Н.Булгаков с большой проникновенностью поставил тот самый вопрос, над которым мы бьемся - о "разделении и единстве" Израиля, о том, что в нем и жизненно важный корень России, и ее удушение. Ведь если бы "жиды" и "евреи" легко разделялись, то не было бы и трудностей. Спиноза хороший - Шейлок плохой, Маркс хороший - Троцкий плохой (таким простым разделением соблазняют А.Фролов в "Советской России" от 17 ноября в статье "Хабиру" и Ю.Белов в статье "Необычная война" от 10 декабря).

С.Н.Булгаков связал самое острое противоречие, которое мы наблюдаем в нашей современной жизни, с религиозной подосновой этой жизни. Тем самым он вывел проблему из ложной формы конфликта крови, расы, национальности (то же сделал А.М.Макашов в приземленных, грубо-житейских выражениях). Если бы С.Н.Булгаков был только религиозным мыслителем, только о. Сергием, труд его был бы чисто богословским. Но он был и общественным деятелем, одним из духовных творцов современности, связь религии с земной жизнью в его труде есть для нас наставление. Вчитаемся в большую выдержку из этого труда:

"И самой таинственной стороной из судеб Израиля остается именно его единство. Благодаря ему вина одной лишь его части, его вождей, является судьбой для всего народа, и эта часть говорит от лица своего народа, призывая на себя проклятие христоубийства и христоборчества. Но это же единство имеет для себя и другую, положительную сторону: весь Израиль спасется силою спасения его "святого остатка", хотя до времени этот остаток и сокрыт в Израиле отпадением. Таким он и ныне предстоит пред лицом мира. В теперешнем его состоянии его самосознание вырождается в еврейский расизм, национальное идолопоклонство, завистливую пародию на который представляет собой расизм германский...

Образ Израиля в этом состоянии является роковым и страшным. С одной стороны, он является гонимым именно со стороны христианских народов, причем это гонение принимает время от времени жестокие и бурные формы - преследования и ненависти до истребления, таковы еврейские погромы даже до сего дня, а с другой стороны, он сам остается явным или тайным гонителем Христа и христианства, до прямого и лютого преследования его, как в России. Но то и другое есть еще не самая тяжелая сторона в его судьбе. Худшая же заключается в том, что отвергший Христа Израиль вооружается орудием князя мира сего, занимает его престол. Вся неодолимость стихии еврейства, его одаренность и сила, будучи направленными к земному владычеству, выражается в культе золотого тельца, ведомого ему изначально в качестве ветхозаветного искушения еще у подножия Синая. Власть денег, мамона являются всемирной властью еврейства. Этот неоспоримый факт не противоречит тому, что значительная, даже большая часть еврейства и доныне пребывает в глубокой нищете...".

Вот это единство и разделение Израиля, это упоение "всемирной властью еврейства", особенно в момент, когда "Россия лежит, всеми плюнутая, в грязи", и составляют главную трудность для диалога. Евреи-патриоты России не могут "сдать" Гусинского и потому молчат. Но они же здесь, среди нас.

Сегодня это очень трудно. Но упускать шанс нельзя, и я выскажу ряд тезисов - хотя бы они и выглядели монологом. Чтобы уйти от ненужной ругани и легких деланных обид, я буду ссылаться только на надежно установленные, признанные видными еврейскими авторитетами факты и данные. Что-то я нахожу сам, что-то почерпну из основательных и кропотливых изысканий В.В.Кожинова, который не только проявил в них высокую научную взыскательность, но и действительно имел диалог с видными деятелями современного сионизма.

Понятно, что разговор такого рода не может блистать острым словечком и кому-то покажется занудливым. Но я думаю, что именно такой разговор нам очень нужен.

 

 

Возврат в оглавление.